ПОИСК   
Корень
  
Новости
Авторские работы
Изобразительное искусство
История искусства
Живопись
Картины на продажу
Скульптура
Pin-Up
Графика
Ну и Ню
Декоративно-прикладное искусство
Фотоискусство
Современное искусство
Шедевр
Галерея
Регистрация
Организации
Конструктор сайтов
Служба рассылки
Игровой сервер
Бесплатно скачать mp3
Открытки
Тесты
Новости
Социологические опросы
Лучшие тесты
  • Какой у тебя характер?
  • IQ
  • Психологический возраст
  • Любит - не любит
  • Кого назначит вам судьба?
  • Ждет ли вас успех?
  • Какому типу мужчин вы нравитесь?
  • Посмотрите на себя со стороны
  • Какая работа для вас предпочтительнее?
  • Есть ли у тебя шестое чувство?
  • [показать все тесты]



    Русская иконопись

    Благовещание
    России было дано создать совершеннейший художественный язык иконы. По словам Л.Успенского, если Византия дала миру богословие, выраженное словами, то Россия создала богословие, выраженное в образе. Русская икона не менее аскетична, чем византийская, но акцент в ней ставится не на трудности подвига, а на радости, достигаемой в результате этого подвига, на легкости бремени Господня. Русская икона - наивысшее воплощение в искусстве божественного смирения, и именно поэтому, несмотря на свою глубину, она обладает свойством детской легкости и радости, она полна тепла и покоя.

    Иконопись появилась на Руси в 10 в., после того как в 988 году Русь приняла от Византии новую религию - христианство. Поклонение иконе к тому времени, было неотъемлемой частью христианского вероучения и богослужения. Русь получила икону как одно из "оснований" новой религии, получила иконографический канон, вырабатывавшийся веками и оберегавшийся Церковью. Самые ранние из сохранившихся произведений древнерусской живописи были созданы в Киеве. Первыми учителями России в этой области были приезжие мастера-греки (им принадлежат полные величия и значительности лики на фрагментах росписи (конец 10 в.) Десятинной церкви в Киеве, найденных при раскопках руин), бравшие русских себе в подмастерья.. В киевских храмах было много икон, выполненных в строгой и торжественной манере, свойственной византийской монументальной живописи. К концу 9-го века усиливаются славянские черты в типах лиц, костюмах, лепка фигур цветом сменяется линейной проработкой, исчезают полутона, краски светлеют. Произведения киевских мастеров вплоть до монголо-татарского нашествия (1237-1240 гг.) служили образцами для местных школ. В 12-13 вв. в живописи отдельных культурных центров все заметнее становятся местные особенности. Во второй половине 12-го в. формируется специфически новгородский стиль монументальной живописи, в нем заметно стремление к лаконизму выразительных средств, усиливающему суровую экспрессию образов. Уже в иконах 13-14 вв. пробивается любовь к чистым и ярким цветам, незамутненным пробелами. Благодаря этим открытым краскам иконы получают способность светиться и в полутемных интерьерах храмов. В 15-м в. новгородская иконопись сохраняет традиционную любовь к ярким, легким краскам с преобладанием киновари. Но раньше цвет имел предметный характер, теперь он становится светоносным. Например, в "Чуде Георгия о Змие" красный фон заполняет поля иконы, ограничивает белизну коня. В XV веке красный плащ Георгия, как вспышка пламени рождается из ослепительной белизны, из золотистого фона иконы.

    Во Владимирско - Суздальской Руси, судя по сохранившимся остаткам фресок Переславля-Залесского, Владимира и Суздаля, а также по единичным иконам и лицевым рукописям, местные художники до монгольского периода опирались на творческое наследие Киева. Иконы владимирско-суздальской школы отличаются мягкостью письма и тонкой гармонией красок. Наследие владимирско-суздальской школы в 14-15 вв. послужило одним из главных источников для возникновения и развития московской школы иконописи.

    Ордынское иго нанесло русской культуре тяжкий урон, но уже к 14-му веку она смогла возродиться и достигла небывалого подъема. При этом наметилось различие между северной, псковско-новгородской, и московской школами мастеров. Так, если на фресках северных церквей мы видим угловатость, резкость, стремительность, то у величайшего иконописца Древней Руси, связанного с Москвой, преподобного Андрея Рублева, находим образы, овеянные миром, человечностью и гармонией. Творчество работавшего на Руси византийца Феофана Грека сблизило две указанные тенденции - умиротворяющую, 'рублевскую', и тревожно-грозную, идущую от греков и новгородцев.

    Московская школа сложилась и интенсивно развивалась в эпоху усиления Московского княжества. Живопись московской школы в 14 в. представляла синтез местных традиций и передовых течений византийского и южнославянского искусства (иконы "Спас Ярое Око" и "Спас оплечный", 1340 г., Успенский собор Московского Кремля). Расцвет московской школы в конце 14 - начале 15 вв. связан с деятельностью выдающихся художников Феофана Грека, Андрея Рублева, Даниила Черного. Традиции их искусства получили развитие в иконах и росписях Дионисия, привлекающих изысканностью пропорций, декоративной праздничностью колорита, уравновешенностью композиций.

    Псковская школа сложилась в период феодальной раздробленности и достигла расцвета в 14-15 вв. Ей свойственны повышенная экспрессия образов, резкость световых бликов, интенсивное чувство цвета, но в отличие от звонкого колорита Новгорода в ней преобладают землистые тона, зеленые, иногда довольно глухие. Зато псковские иконы никогда не кажутся пестро расцвеченными. Краска рождается из глубины доски, загорается светом, выражает внутреннее горение души, соответствует духовному напряжению в ликах псковских святых. В живописи распад псковской школы начался на рубеже 15 и 16 вв.

    В 13-м в. сложилась Тверская школа иконописи. Для икон и миниатюр тверской школы характерны суровая выразительность образов, напряженность и экспрессия цветовых отношений, подчеркнутая линейность письма. В 15 в. усилилась свойственная ей и ранее ориентация на художественные традиции стран Балканского полуострова.

    В стилистике иконы можно проследить определенные тенденции, нарастающие в течение 16-го столетия. Прежде всего, набирает силу декоративизм. Иконописец все больше ощущает себя живописцем, нежели богословом. Иногда кажется, что внутренний смысл образа заботит иконописца меньше, чем его живописная интерпретация. Наряду с декоративностью проявляется интерес к занимательному сюжету, а отсюда - любовь к подробностям, второстепенным деталям, мелочам. Эта тенденция, в конце концов, приведет к тому, что из лаконичного строго структурированного текста икона превратится в многословный рассказ. Широкое распространение в XVI веке получают житийные иконы, потому что текст жития дает возможность художнику сосредоточиться на подробностях рассказа.

    В конце 16-го века возникла Строгановская школа. Название 'строгановская школа' появилось из-за частого употребления фамильной метки сольвычегодских купцов Строгановых на обратной стороне икон этого направления, но авторами большинства произведений строгановской школы были московские царские иконописцы, выполнявшие также заказы Строгановых - ценителей тонкого и изощренного мастерства. Для икон строгановской школы характерны небольшие размеры, миниатюрность письма, сочная, плотная, построенная на полутонах цветовая гамма, обогащенная широким применением золота и серебра, хрупкая изнеженность поз и жестов персонажей, сложная фантастика пейзажных фонов. Мастера этой школы (Прокопий Чирин, Никита Савин, Семенко Бороздин и др.) видели красоту в многосложной миниатюрности и богатых украшениях композиции. Они увлекались внешней красотой своей живописи, но наряду с этим в какой-то мере теряли содержание образа - главное в настоящей иконописи. В результате произведения строгановской живописи приняли вид дорогостоящих ювелирных предметов.

    Ярославская иконописная школа возникла в начале 16-го в. в период быстрого роста населения города, становления купечества. В творчестве ярославских мастеров бережно хранились традиции высокого искусства Древней Руси до самой середины 18-го века. В своей основе их живопись оставалась верна тому великому стилю, принципы которого сформировались в глубокой древности. Работы ярославских мастеров второй половины 17 - начала 18 вв. еще долго признавались в России образцами старого национального искусства. Их собирали почитатели древней иконописи - старообрядцы, внимательно изучали художники Палеха и Мстеры, продолжавшие в 19-20 вв. писать иконы в традициях русской средневековой живописи.

    В 17-м веке Россия переживала трудную полосу перехода к новому европейскому бытию. Западноевропейское влияние в иконописи проявилось, прежде всего, в появлении новой манеры письма, получившей название "живоподобие", от слов писать "яко живо". В традиционное иконописное письмо вводятся новые приемы реалистической живописи: светотеневая моделировка лика, элементы натурализма, прямая перспектива и т.д. (многочисленные иконы "Спас Нерукотворный" кисти Симона Ушакова - наглядное тому подтверждение). Меняется статус художника - все чаще в лексиконе XVII века слова "иконопись", "иконник", "изограф" меняются на "живопись", "живописец". Искусство становится профессиональным и цеховым. Для Андрея Рублева иконописание было соприродно молитве, совершалось с постом и в послушании. Для Феофана Грека, свободного художника, искусство было средством проповеди, Дионисий работает со своими сыновьями за кусок хлеба, по свободному найму. В XVII веке Симон Ушаков, Кирилл Уланов, Иосиф Владимиров, Федор Зубов, Карп Золотарев и другие изографы государевой Оружейной палаты приписаны к определенному ведомству со строго фиксированным жалованием. Взаимосвязь слова и образа в конце XVII в. окончательно разрушается. Икона не воспринимается больше как эквивалент слова, а только как его иллюстрация. На полях икон часто можно увидеть тексты, поясняющие изображение, словно иконописец не доверяет образу.

    В 18-м веке в Россию приходит классицизм. Эстетика классицизма еще более далека от духа православного храма, чем барокко. Иконостасы эпохи классицизма похожи на триумфальные арки - помпезные с четкой ордерной системой, они также не предполагают иконы в том виде, в котором ее знала древняя Русь и Византия. И это способствует переходу церкви полностью с иконописного языка на язык светской академической живописи. Иконы, а вернее уже картины, в полном смысле слова, в 18-19 вв. написаны в экзальтированно-сентиментальном духе с элементами натурализма. Примером тому могут служить образы Исаакиевского собора в Петербурге, интерьер московской церкви "Всех скорбящих радость" и многих других храмов эпохи классицизма. Провинциальные варианты этого стиля производят порой совершенно удручающее впечатление. Мы видим, что икона (точнее церковная живопись) оказывается зеркалом, отражающим духовное состояние времени. Синодальный период в истории Русской Церкви был для нее тяжелым и продолжительным временем болезни. Начавшийся в 17-м веке процесс перерождения иконы в религиозную картину завершился окончательно к рубежу 18-19 вв. В это время в России мы наблюдаем ту же эволюцию, как и в западном христианском мире в эпоху Возрождения; только живопись Возрождения дала образцы высокой религиозной культуры, чего нельзя сказать о России начала 18-го - начала 19-го вв. Напротив, в России в синодальный период происходит размежевание между церковью и культурой, так мучительно преодолевавшееся русской интеллигенцией в 19-м - начале 20-го вв.

    На рубеже 19-20 веков реставрационное открытие иконы начинает новый процесс поиска образа. Первое, что поразило в древней иконе, - цвет и свет. С этого началось богословское осмысление и возвращение к иконе. Россия вновь вернулась к осознанию ценности давнего иконографического искусства и возрождению традиционных канонов. Сегодня существуют иконописные школы, обучающие традиционному иконописанию. Появились и замечательные иконописцы, достаточно назвать нашего современника архимандрита Зинона, чьи иконы нередко сравнивают с иконами Андрея Рублева.

    Назад в раздел

              Copyright © RIN 2002-  Обратная связь